Левитан
  • Живая лента
  • Написать мне
  • Поиск
  • Юрий Левитан. Путь великого диктора. Большой террор.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Большой террор.

    В 1934-м Левитан несколько раз слышал выступления Кирова на радиостанции имени ВЦСПС и счел руководителя ленинградских большевиков блестящим оратором. «Хотя дикция, кхм, та еще, тоже малость окает, комкает окончания, как все вятичи, - признал Юрий. - Но ему можно, он же Киров, лучший друг товарища Сталина».

    Еще только карабкавшийся на радийный Олимп, Юрий относился к другим, как теперь принято говорить, медийным персонам далеко не однозначно. Ревновал к их успехам. Старался следить за публичными выступлениями. Оценивал, разумеется, критически. Ставил себя на их место: а вот тут вы, батенька, совсем «провисли» голосом, потеряли темп, кашу какую-то месите, вот я бы тут сказал, так сказал!

    Впрочем, так же поступали и многие его коллеги по ремеслу, естественно, тайком от других. Была у дикторов и некая негласная шкала оценки того или иного оратора. После высылки из СССР Льва Троцкого более блестящих речевиков в стране и не осталось. И все же на фоне тихоголосого шепелявого Сталина, старого бормотуна Калинина или несносного крикуна Ворошилова пламенный ленинец товарищ Киров выглядел предпочтительнее и был, безусловно, популярен в среде советских радийщиков.

    Еще ничего не зная о ленинградской трагедии, на утренней планерке 1 декабря Левитан увидел на столе главреда текст постановления Центрального Исполнительного Комитета СССР «О порядке ведения дел по подготовке или совершению террористических актов». Планерка решала, пускать ли его в эфир. Думали долго, ничего не решили, наконец, председатель радиокомитета Мальцев набрал Кремль.

    Все прекратили шуршать бумагами, курить, ерзать и скрипеть стульями. В кабинете главного воцарилась полная тишина. И только в телефонной трубке «оттуда» слышалось густое бу-бу-бу-ать, гр-р-рым, бу-бу-бу, ать-ать! На том конце провода Мальцева, видимо, крепко обложили: сбоку наблюдая за разговором по «вертушке», Юрий видел покрасневший загривок и трясущиеся брыли председателя. Тот без конца вытирал лоб несвежим платком. Наконец гр-р-ым ать-ать смолкло, трясущимися руками бережно, как хрустальную, главный повесил трубку. Обернулся к подчиненным — все моментально потупились.

    - Значит, так. Это мы вещать не будем, - сиплым от пережитого голосом произнес Мальцев. - Это для служебного пользования. Прошу забыть, не разглашать, и так далее.

    Мальцев не знал, или не успел узнать, что перед летучкой Юрий, по своей новой, но уже устоявшейся за несколько месяцев работы в радиокомитете привычке успел пробежать глазами по тексту документа, словно «примеряя» его на себя, пытаясь навскидку определить, а каков текст «на вкус».

    В документе было всего несколько пунктов. Но даже наскоро читая текст, Юрий почувствовал, как мурашки пробежали по спине. Постановление ЦИК гласило: на следствие по делам «террористов» отводилось не более 10 дней, их дела должны слушаться в судах без участия их самих, кассационное обжалование приговоров не допускалось, равно как и подача ходатайств о помиловании. Наказание за подобное преступление против советского строя предусматривалось одно: высшая мера. Приговор приводился в исполнение немедленно.

    Два месяца назад Левитану исполнилось двадцать. Он был молод, горд новой работой и положением, и совершенно счастлив от осознания того, что нужен стране, своему народу, своему Вождю. Ощущение важности творимого им дела подталкивало его в спину порой так, что Юрию хотелось оглянуться: а не растут ли в том самом месте крылья?! Весь день у него не было и капли сомнений в том, что документ, который он увидел мельком на столе Мальцева, необходим, что раз он появился на свет (ЦИК СССР - высочайшая инстанция), значит, враги не дремлют, СССР в опасности, страну надо защищать. А то, что постановление не опубликовано сей же час, - еще ни о чем не говорит, думал Юрий, стало быть, так надо.

    Сомнения появились к вечеру, когда по Москве понеслись слухи: в Ленинграде застрелен Киров. Сарафанное радио оказалось быстрее официальной пропаганды. Зловещая весть долетела и до Путинковского переулка: кто-то из питерских радийщиков дежурил в Смольном, услышал, телефонировал друзьям в Москву. Поначалу никто не верил. Кремль молчал. Мальцев надолго закрылся в кабинете, к полуночи собрался и уехал в ЦК. Что-то происходило.

    Как же так, думал Левитан, утром, когда появился текст постановления, Киров был жив, а «террористов» уже требовалось карать! Неужели он и в самом деле убит? Если это правда, то постановление вышло как нельзя вовремя. Карать - и строго карать! А если Киров жив, то что означает это постановление?

    Первое официальное подтверждение об убийстве секретаря Ленинградского обкома было опубликовано в газетах 3 декабря. Оно прозвучало и в эфире Всесоюзного радио — но читал не Левитан, он приболел, три дня вплоть до 5-го числа провалялся дома с компрессом на горле. О том, что происходило в первые дни зимы 1934-го, Левитан узнал от коллег, едва вновь появился на работе.

    6 декабря «Правда» вышла многомиллионным специальным тиражом. Но этого было явно мало, чтобы показать безмерное горе советского народа, его святой гнев, его святую ненависть к злодеям-убийцам. Траурный поезд с телом Кирова еще стучал колесами на подмосковных стрелках. Мальчишки-разносчики с набитыми газетами сумками еще только выбегали из сотен, разбросанных по городам и весям типографий. Сельские почтальоны еще только запрягали каурок и саврасок. А в эфире уже неслось густое левитановское: «Говорит Москва!»

    Да какая же бумага передаст эти набатные ноты, эти обличительные обертоны, этот жар, с каким юный Левитан от имени Советского Правительства ринулся чеканить в эфир тяжелые слова прощания с пламенным революционером.

    Передовая «Правды» от 6 декабря 1934 г.

    «Сегодня мы хороним Кирова. Перед нами лежит законченной вся изумительная жизнь большевика. Дитя народа, он вместе с ним поднимался на вершины социализма и по дороге пал, сраженный предательской пулей. Его жизнь светит и согревает, чарует и зовет. Он достиг большой чести. Он был революционером и руководителем большевиков, вождем ленинградского пролетариата и верным другом Сталина. Перед его прахом социалистическая страна склоняет свои знамена, и великий народ оплакивает его смерть.

    Не догорев, потух светоч. Он не увидит всемирной победы, коммунизма. Коммунизм, счастье трудящегося человечества, освобожденного от варварских оков капитализма, от фашистского средневековья и мракобесия, был его путеводной звездой.

    В одной из вдохновеннейших речей Киров говорил: «Товарищи, много веков тому назад великий математик мечтал найти точку опоры, чтобы, опираясь на нее, повернуть земной шар. Прошли века, и эта опора не только найдена, но создана нашими руками. Не пройдет много лет, когда мы с вами, опираясь на завоевание социализма в нашей Советской стране, оба земных полушария повернем на путь коммунизма».

    Кирову не суждено было дожить до этого счастливого дня. Но точка опоры, созданная также и Кировым, незыблема. Рычаг мировой истории находится в надежных и верных руках, в руках героического пролетариата, в руках Сталина.

    И сегодня, когда партия хоронит своего вернейшего сына, все наши мысли со Сталиным.

    Товарищ Сталин! Перед могилой твоего соратника и друга, перед лесом в трауре склоненных боевых знамен, рабочие, крестьяне, интеллигенция Советского Союза клянутся, что не сложат оружия, пока не победит дело, за которое жил, боролся и погиб Киров; пока не исчезнет человеческое горе на земном шаре, пока не восторжествует во всем мире коммунизм.

    Через несколько часов мы понесем прах Кирова к подножью мавзолея Ленина. На Красной площади еще одна великая могила. В дни радости, побед, успехов, праздников - всегда страна Советов, проходя через Красную площадь, будет приветствовать и вспоминать тебя, дорогой Киров, строителя социалистической жизни, строителя советской страны.

    Прощай, товарищ Киров, Сергей Миронович, прощай!

    Прощай, ученик Ленина и друг Сталина, вождь ленинградского пролетариата, прощай!

    Родной, безвременно погибший!

    Прощай! Прощай!».

    Очевидцы из радиокомитета, кто присутствовал при захоронении Кирова в Кремлевской стене, видели, вставая на цыпочки, как Сталин у урны с прахом Кирова утирал слезы. Всесоюзный траур обрушился на советских людей.

    А наутро следующего дня в Ленинграде начинаются массовые аресты «врагов народа».

    16 декабря арестованы Каменев и Зиновьев. С ними по «николаевскому делу» схвачены, а 29-го приговорены к расстрелу еще 13 человек, обвиненных в организации убийства Кирова. С формулировками в приговоре: «активные участники антисоветской зиновьевской группы», «организаторы подпольной террористической группы».

    В СССР начинаются судебные процессы над «врагами народа». Левитан зачитывает притихшей стране их имена.

    Зиновьев, соратник Ленина, бывший член ЦК и Политбюро ЦК, бывший председатель Коминтерна и ленинградского Совета депутатов.

    Каменев, соратник Ленина, бывший член ЦК и Политбюро ЦК, заместитель председателя Совнаркома, председатель Совета Труда и Обороны СССР, председатель московского Совета депутатов.

    Бакаев, один из старейших большевиков, участник гражданской войны, орденоносец, бывший член Центральной Контрольной комиссии.

    Залуцкий, один из старейших петроградских рабочих-большевиков, бывший член ЦК, бывший секретарь Ленобкома, председатель первой Центральной комиссии по чистке партийных рядов.

    Евдокимов, бывший член ЦК и Оргбюро ЦК, один из руководителей Ленсовета.

    Куклин, бывший член ЦК и Ленобкома партии.

    Федоров, активный участник Октябрьской революции в Петрограде, бывший член ЦК.

    Сафаров, соратник Ленина, один из старейших членов партии, бывший член ЦК, ответственный редактор «Ленинградской правды».

    Булак, Бардин, Гертик, Горченин, Костина, Шаров, Файвило- вич - соратники Ленина, члены большевистского подполья, участники гражданской войны, занимавшие ответственные партийные и государственные посты...

    «Целью этих нелюдей, - читал Левитан, - являлся захват власти в Ленинграде, с тайным замыслом восстановления капиталистического режима в СССР».

    «Террористов» хватают пачками. В самом начале 1935 года по делу «Ленинградского террористического центра» арестованы 77 человек, в том числе - видные партийные деятели, соратники и друзья Ленина. 16 января Особое совещание при НКВД СССР приговаривает к длительным - статья 58 не карала менее чем на 5 лет

    срокам заключения 19 участников уже «Московского центра». 26 января Сталин подписал постановление Политбюро о высылке из Ленинграда на север Сибири и в Якутию 663 бывших сторонников Зиновьева. Впоследствии все они были расстреляны. Аналогичные операции готовились повсеместно.

    Большой Террор начался.

    Как и другие дикторы Всесоюзного радио, Левитан часами зачитывает многостраничные сообщения из зала суда. Кто они такие – враги народа? Кто эти иуды, тайком, по заданию вражеских разведок прокравшиеся на важнейшие посты в государстве и армии?

    Все эти в кавычках «ленинцы», Троцкие, бухарины, рыковы, Каменевы, Зиновьевы? Все эти фальшивые «красные маршалы», а на самом деле немецкие шпионы блюхеры и Тухачевские? Троцкистское отребье. Враги народа.

    С всесоюзных скамей подсудимых в эфир звучат ужасающие признания. Падают справедливые приговоры. Но врагов народа становится все больше и больше. По Москве засновали «черные воронки».

    «Правильно ведь говорит, сукин сын! Кто таков? А, член Комитета партконтроля Богушевский, Владимир Сергеевич, кажется, — смеживший веки в президиуме Сталин приоткрыл глаза.

    - Что это он там про наших радийщиков? Фальшивые передачи, говорите? Цыганские романсы? Похоронный марш Шопена? Та-а-ак... Будут, будут вам похоронные марши!»

    Делая выводы, Стешин никогда не сомневался в их окончательной справедливости. Любой вывод Сталина был истиной в единственной инстанции: в нем самом.

    Критика Богушевского сыграла свою роль. После его обличительного выступления на пленуме весной 1937-го в Москве, Ленинграде, Ростове, Новосибирске, Горьком, в десятке других городов, где имелись местные радиокомитеты, начались чистки.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Враги среди своих.

    28 мая 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. День Великой Победы.

    28 мая 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Первый Салютан.

    28 мая 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. «Говорит Ленинград!»

    28 мая 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Дуэль.

    27 мая 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Люфтваффе над Москвой.

    07 мая 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Охота на Левитана.

    06 мая 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Начало войны.

    09 февраля 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Танго Кумпарсита.

    09 февраля 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. «Натуральный Т-34».

    09 февраля 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Бункер на Волге.

    07 февраля 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Гений радио.

    25 января 2018 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Враги среди своих.