Левитан
  • Живая лента
  • Написать мне
  • Поиск
  • Юрий Левитан. Путь великого диктора. «Пишут ветераны».

    Однако отношение к живой легенде становилось все более прохладным: новое время требовало новых голосов - менее торжественных, менее официозных. Со всей яростью наступал конкурент - телевидение. Формула «лучше один раз посмотреть, чем сто раз послушать» представлялась аксиомой. В последние годы жизни Левитан практически не выходил в прямой эфир. Единственное, что ему позволили, - это занятия с молодыми дикторами по искусству речи. Начальство считало, что голос Левитана ассоциируется у населения с какими-то чрезвычайными событиями. А чрезвычайщины боялись, как огня.

    Как-то при планировании очередных передач ведущий редактор, не заметивший среди сидящих на совещании Юрия Борисовича, жестко сказал: «Левитана сюда брать нельзя, мы же не сводки с фронтов передаем, а итоги уборочной». Потом все хором извинялись перед мэтром. Но беспощаднее всего он сам боролся с собой, мучительно пытаясь преодолеть сопротивление «материала» — собственного могучего голоса.

    Между тем отдел писем Всесоюзного радио был завален письмами, адресованными Левитану. Сотрудники отдела не успевали обрабатывать весь этот вал. Часть отвозили Юрию прямо домой. Фаина Львовна важно встречала курьера и указывала для мешка привычное место у рабочего стола Левитана. После дежурства она с упреком напоминала: «Опять до утра хватит на корреспонденцию отвечать».

    Это занятие стало столь же необходимо ему, как чтение у микрофона. Два чемодана аккуратно уложенных писем Юрий Борисович считал своим самым большим богатством. Это были конверты, хранящие в себе восторженные признания в любви, благодарность за работу и исповеди фронтовиков, рассказывающих о том, как его голос прибавлял им сил сражаться с врагом. В последнее время все чаще радиослушатели стали спрашивать - скажите, пожалуйста, это ваш сын сейчас по радио выступает? Или: а куда делся ваш отец, что в войну сводки читал?

    Но по большей части к нему обращались как к человеку, который, как чуткий барометр, улавливал все настроения на войне. Люди полагали, что Левитан и по сей день остался верен им.

    «У меня в семье девять ветеранов войны, и все девять - инвалиды разной степени тяжести. Что мне делать, как жить?», - писала одна женщина. «Представляете, я никогда не видел своих дедушек, они погибли на войне, когда я еще не родился...», - жаловался мальчик.

    Левитан больше не мог находиться один на один с этими листочками судьбы и памяти.

    Передачу по письмам ветеранов на удивление открыли довольно быстро и без особых помех. Брежневская идеология, подозрительно воспринимавшая всякую информационную инициативу, весьма благосклонно отнеслась к программе, которая, как ее понимали идеологи, должна быть обращена в прошлое. Но радиопередача «Пишут ветераны» неожиданно стала проецировать все сказанное в настоящее.

    Слушая о горестях ветеранов, их скитаниях по различным службам, которые никакой заботы о них не проявляют, люди все больше задумывались, что же это за страна, равнодушная к своим защитникам, справедлива ли она вообще. Именно тогда начали появляться анекдоты о том, чтобы начать войну с финнами и хотя бы им сдаться в плен, чтобы жить по-человечески.

    Отлученный по большей части от микрофона, Левитан стал бывать в Парке культуры имени Горького, где по традиции собирались ветераны Великой Отечественной. Если не они сами, приходили их дети, а то и внуки. Юрий Борисович обстоятельно беседовал и с бывалыми воинами, и с молодыми людьми. Весь собранный им материал потом ложился в передачи, которые открывали имена новых героев, оставшихся на полях сражений.

    В ответ получал такие письма:

    «Уважаемый Юрий Левитан, наш однополчанин! Да, да, наш однополчанин. Вы шагали вместе с нами по тяжелым военным дорогам. Сколько сил придавали нам передачи с Вашим участием... Всюду вместе с нами были Вы, наш славный однополчанин».

    В сообщениях значилось, что имя Юрия Левитана навсегда занесено в списки воинских частей, сражавшихся за Сталинград, на Курской дуге, за Берлин...

    В первых числах августа 1983 года Левитана пригласили на телепередачу «Ты помнишь, товарищ?», посвященную сороковой годовщине освобождения Белгорода и Орла от фашистов. Просматривая запись, Юрий Борисович попросил режиссеров сделать еще один дубль. В нем он добавил такую фразу: «Каждый год я езжу на эту землю. И в этот раз поеду туда обязательно». При монтаже эта фраза не вошла. Как будто режиссеры что-то предчувствовали.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Не отлученный от эфира.

    18 февраля 2019 г.

    Почему мы говорим неверно?

    17 февраля 2019 г.

    30 слов, которые часто произносят неправильно

    15 февраля 2019 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Последнее поле.

    14 февраля 2019 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Не отлученный от эфира.

    13 февраля 2019 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. «Пишут ветераны».

    12 февраля 2019 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Левитан в роли Левитана.

    11 февраля 2019 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Без кризиса жанра.

    10 февраля 2019 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Два Юрия.

    09 февраля 2019 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Загадка короля эфира.

    08 февраля 2019 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Тринадцать.

    04 февраля 2019 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Дело врачей.

    01 февраля 2019 г.

    Юрий Левитан. Путь великого диктора. Дежа вю.